Этот парень отлично знаком всем американским солдатам из радиопереговоров

Зверства американцев в России: «…не могли уснуть, не убив кого-нибудь» » Военное обозрение

Сычев Вячеслав Аркадиевич года рождения. кaнaл учитель Спасск Рязанский этот парень отлично знаком всем американским солдатам из радиопереговоров Малоархангельск. Ответ на вопрос: Этот парень был знаком всем амереканским солдатам из Извесний американским солдатам из радио переговоров · Как обычные.

Очень хотелось увидеть хотя бы одного из них глаза в глаза, а если представится возможность, то и поговорить. Я стал упрашивать пехотных и десантных командиров взять меня на новую операцию. Они согласились лишь после того, как штаб армии дал добро. Но мне не повезло. Во время выходов в горы для перехватов вражьих караванов с оружием не удалось захватить в плен ни одного моджахеда. На поле боя оставались лишь убитые… Однажды я попал в колонну бронетехники, которая шла по дороге на Кандагар.

Облачился в каску и бронежилет, мне выдали АКМ со связанными синей изолентой двумя магазинами. Комбат приказал вместе с бойцами залезть на БТР и строго подчиняться командам юного лейтенанта. Колонна выдвинулась рано утром и среди дня остановилась на привал. В горах было тихо. Солдаты и офицеры сосредоточенно ели тушенку, выскребая ее ложками из банок почему-то запомнилось, что тушенка была литовской. А потом случилось подобие ада. Земля вокруг стала разрываться, — крики людей, стоны, горящие машины, свирепые автоматные и пулеметные очереди.

Лейтенант с группой бойцов бросился куда-то к реке, приказав мне и трем мотострелкам оборонять БТР. Мы палили наобум из автоматов куда-то вверх, ничего не видя в пыли.

Потом все разом стихло. И я увидел страшную картину: Я узнал светлую голову лейтенанта. Вскоре прилетел вертолет и забрал порванного взрывом офицера. Все было буднично, пыльно, мрачно.

В небе пели птички. А в люке БТРа болталась расстегнутая планшетка с картой лейтенанта… И страшно было думать, что только что одной жизнью на земле стало меньше. Погибал в ущелье попавший в душманскую засаду взвод, а в это время капитан Каблуков упорно торговался в кишлаке с хозяином лавки за уворованный у своих же солдат мешок с сахаром.

Одни сгорали в БТРах, подорвавшись на мине, а другие прятали в тайниках этой искалеченной машины, отправляемой на ремонт в Союз, пакеты с наркотиками… Самые везучие уезжали домой невредимыми. Самые невезучие — в цинковом гробу или на костылях… Когда смотришь на отрезанную душманами голову офицера, с которым еще вчера пил жгучую, как серная кислота, спиртовую бодягу и слушал его теплые рассказы о жене и детях, которым уже заготовлены подарки, когда на тебе еще его кроссовки, которые он дал тебе перед выходом в горы, в такие минуты по мозгам твоим кто-то особенно сильно проводит крупным наждаком и к тебе является истинное понимание цены жизни и смерти… И тогда в голове рождаются не мысли о долге и об обязанности перед Родиной, а злющие тирады и ты в Бога душу мать проклинаешь всех, кто послал тебя на бестолковую и ненужную войну… Непонятная война — наихудшая из всех ее типов.

  • Обзор мировых СМИ: Трамп — новый президент США
  • Солженицын первым поставил вопрос о Крыме 27 лет назад
  • Зверства американцев в России: «…не могли уснуть, не убив кого-нибудь»

Ибо жертвы, приносимые ей теми, кто идет на поле боя, руководствуясь ложной целью, бессмысленны. Самое большое преступление политиков — бросать свои войска в сражения, которых можно было избежать. А в кабульский аэропорт, в страну с ослепительным, как газосварка, солнцем, с величественными, но грозными горами, среди которых многих поджидали раны и смерть, в военно-транспортных самолетах под гитарные переборы все прибывали веселые люди в офицерских и солдатских погонах.

Афганское солнце выжгло мне глаза, пришлось ехать в госпиталь, забитый ранеными. Врач закапал мне глаза и выдал очки от солнца. Каждый день приходилось ездить на процедуры.

Там, в госпитале, я и наблюдал вот эту картину На каменистых задворках кабульского гарнизонного госпиталя, где среди мрачных кособоких сараев горячий и нервный ветер часто гонял cвинцовую афганскую пыль вперемешку с опилками и бурыми от засохшей крови клочьями ваты, с утра до ночи надрывно завывала электрическая пила и неугомонно громыхали молотки — солдаты сколачивали гробы. Трупов там уже и так было до потолка.

Безногие лежали на стеллажах валетом — по двое. Свежих укладывали в проходах навалом. Каждый раз, когда санитары в респираторах и приросших к спинам мокрых халатах торопливо вваливались с тяжелыми носилками в двери морга, похожий на въедливого полкового кладовщика замкомвзвода сержант Кислицын выискивал в помятых списках фамилию убитого, огрызком наслюнявленного карандаша ставил напротив нее красный крест и кричал с порога в прохладный и зловонный полумрак одно и то же: Еще две неразгруженные машины c мертвыми ждали своей очереди.

Лобода, смакуя кислый окурок, хмуро прикидывал, сколько новых ящиков его бойцы успеют сбить и обшить цинком до темноты. Вчера взводу подбросили аж двадцать кубов досок, а сейчас вот циркулярка разгрызает последние. Черноголовый афганенок Мустафа снова притащил на своем старом осле полмешка мандаринов солдатам похоронного взвода, высыпал их в новенький гробовой ящик и теперь проворно собирает обрезки и щепки в кучу — повезет на базар продавать. Обрезков много, и Мустафа доволен.

Он, будто дорогой подарок, бережно несет мимо Лободы охапку дров и говорит прапорщику: Лобода в ответ печально улыбается, понимающе кивает головой в бумажной панаме, и его хмурые глаза под белыми, как у мукомола, бровями, теплеют. Дома, в Полтаве, Лободу ждет примерно такого же возраста сынок Юрко, — мысль об этом мелькает в голове прапорщика каждый раз, когда появляется Мустафа. Вдруг пацан жалобно вскрикнул, рассыпал стопку обрезков, промяукал что-то по-своему, сел на землю и схватился за босую ногу.

Прапорщик подскочил к нему, присел рядом, жирно плюнул на черную подошву афганенка и растер слюну — заноза пробила кожу, сочилась кровь. Лобода длинными грязными ногтями выдернул толстую деревянную иголку и скользнул кирзовой ладонью по затылку Мустафы. А Лобода тем временем стал рыться в большом деревянном ящике за моргом, куда санитары сбрасывали обувку убитых. Выбрал два ботинка поменьше размером, обтер их пыльные и поцарапанные сомьи морды, поманил пальцем Мустафу, сказал торжественно: Пацан присел на только что сбитую, терпко пахнущую расплавленной сосновой смолой, крышку гроба, засунул тонкие пепельные ноги в юхтевые горла солдатских ботинок, абы как зашнуровал их, погарцевал в пыли кожаными копытами и снова кланяется Лободе: Если я это пропущу, мгновенно стану пенсионером… ДУШМАН А вскоре мне все же представилась возможность поговорить с врагом с глаза на глаз.

Помогла афганская контрразведка, которой удалось арестовать лазутчика душманов в Кабуле. В полутемной, охраняемой двумя автоматчиками комнате штаба афганской части мне разрешили поговорить с раненным диверсантом в присутствии переводчика.

У пленника было почти русское имя - Назар.

Война, а не пейнтбол: что пишут в сети о потерях ЧВК Вагнера

Ему было около 30 — черная борода и крысиные глаза, брызжущие ненавистью. Назар был хорошо образованным, отлично знал историю своей страны. Афганский переводчик неохотно переводил мне слова страстного оратора в наручниках. Очухавшись от могучей атаки бородача, я выскреб из растерянных мозгов лучшие как мне показалось аргументы и стал доказывать Назару, что советский солдат пришел в его дом, держа в одной руке автомат, а в другой — хлеб.

Афганский офицер, который пришел за мной, слышал последние слова арестованного и, сурово взглянув на него, спросил у меня: Я отказался и заметил, что такое делается по суду. Когда я беседовал с начальником разведки, во дворе управления раздался выстрел. А еще через неделю он же мрачно сообщил мне, что офицер, расстрелявший пленника-душмана, убит неизвестными.

Глаза одних излучали спокойствие, равнодушие или загадочную тревогу. Глаза других были зловещими, как черные отверстия автоматных стволов. В тот день из штаба й армии мне надо было перебраться в ю воздушно-десантную дивизию. На лобовом стекле такой же изолентой были крест-накрест заклеены две пробоины от пуль.

На окраине города в нашей машине случилась какая-то поломка. Пока водитель с охранником возились с двигателем, я выбрался из жаркой, как духовка, машины перекурить. Недалеко от пыльной дороги было кладбище — бессистемная россыпь могильных камней, возле которых пестрели на палках разноцветные лоскутки зеленой, красной и белой материи.

Возле одного из камней я заметил черную детскую голову, склоненную к земле. Афганенок стоял на коленях подле свежей могилы и плакал. Я вернулся к машине, взял банку колы и подошел к пацану. Он, будто перепуганный воробей, вспорхнул с места и, отбежав недалеко, снова присел за камнем. Я двинулся к нему, держа впереди себя банку колы и всем видом давая понять миролюбивость своего намерения. Но афганенок снова убегал от меня, кружа у могилы, возле которой я его застал.

В конце концов, я не выдержал этой неуместной игры на кладбище и, оставив банку с водой у свежего могильного камня, пошел к машине.

Перед тем, как залезть в нее, оглянулся. Афганенок подошел к банке и швырнул ее в мою сторону. В какой-то момент мне показалось, что это летит граната. Тут ведь самое забавное то, что их собственная аудитория поверила в. И наслаждалась процессом три дня. Вчера с разных сторон пошли разоблачения - ну ж слишком явное вранье тиражировали. А сегодня к утру пошли инсайды, внушающие куда больше доверия.

Да, был расстрел колонны американцами. Инсайды не уточняют, но, похоже, речь о той самой колонне, информация о которой прошла на прошлой неделе.

Наше Минобороны прямо сказало, что эта операция не была согласована с ними, ну те и попали под раздачу американцев. Увы, такова специфика этой войны. Эта колонна действительно была не чисто сирийская, там были и вагнеровцы.

Так вот пошли внушающие доверие инсайды об их потерях. По одному - 9 человек подтвержденных погибших, по другому - И вот тут какая заковыка получается. Потери в 10 человек, тем более разовые - это действительно. Но на фоне разгонявшихся эта цифра кажется незначительной. В результате наши испытывают облегчение, что погибло только десять, а не больше двухсот, а не наши разочарованы, потому что погибло всего лишь десять. Ну и какой смысл было создавать этот фейк, если он помог смягчить информацию о понесенных потерях?

На тему требований объяснений от минобороны, то повторюсь - официальный комментарий вряд ли будет вернее он уже был, но не касался потерь ЧВКтак как официально ЧВК там. Пока не примут закон о ЧВК, так и будет продолжаться. В любом случае, в этой схеме одно из ведомств несло хотя бы формальную ответственность и можно было рассчитывать на более внятную позицию.

Ведь официально в России нет ЧВК. А де-факто они. А Солженицын был одним из виднейших идеологов христианского консерватизма. В США он пришелся не ко двору. Начал критиковать либеральные тенденции, которые накрывают сейчас западный мир.

Так кто все-таки освободил Прагу в ? » Военное обозрение

В этом году 40 лет его гарвардской речи, когда он в лицо американскому истеблишменту бросил два тезиса. Фактически это то, что сказал Путин в своей мюнхенской речи. Строго говоря, она - продолжение той гарвардской речи Солженицына. Уничтожает все, чем вы гордитесь. Он это сказал в году - и его прокляли. Он же считал, что западный либерализм и советский коммунизм - две части одного глобального проекта по разрушению традиционного христианского общества. Зато оказалась востребована в современной России.

Неужели его не стали задействовать? В тот момент Штаты были настроены на разрядку. И вдруг из России приходит философ и начинает рассказывать, как издевались над русским мужиком и Россией даже не в сталинскую эпоху - со времен Ленина. Это его главная заслуга в осознании репрессий - он показал, что они начались до Сталина!

И русский народ - лишь топливо для костра мировой революции. С го он почти перестал критиковать советскую власть публично. Если она рухнет бесконтрольно и хаотично - нас закопают.

Запись переговоров по рации бойцов ВСН. Горловка.

И они подтверждались вплоть до мелочей, несмотря на то, что это написано по устным рассказам.